Женское движение в России: симптомы исчерпанности?

Женское движение в России: симптомы исчерпанности?

Постперестроечный период российской действительности привел к существенным изменениям статуса и роли женщины в обществе и, соответственно, к изменению женской (и в целом тендерной) идентичности. Женщины попытались заявить о себе как субъекте общественно-политической сферы. В осмыслении специфики женской субьектности большую роль сыграл феминизм.

Однако современный феминизм сегодня находится в кризисе, констатирует американский теоретик Н. Фрейжер. Если зарождающаяся на Западе вторая волна феминизма была преимущественно сосредоточена на ликвидации социально-экономических структур неравенства, оказав существенное влияние на формирование моделей государства всеобщего благосостояния, то впоследствии мы сталкиваемся с уходом феминистской теории и практики из политико-экономической сферы. Связано это, прежде всего, со вступлением феминизма в новую фазу развития — «постфеминистскую». Нацеленный на репрезентацию множественности различий среди женщин и мужчин в современном мире, постфеминистский «дискурс различий» подорвал политический потенциал феминизма как на уровне теории, так и практики. Аккумуляция интеллектуальных сил феминизма в области культурно-символической трансформации общества (логика «признания») невольно привела к обесцениванию социально-политических и экономических задач (логика «перераспределения») особенно тогда, когда, по мнению Фрейжер, это стало необходимым1.

* Наталья Владиленовна Турыгина- аспирант Гуманитарного университета, помощник проректоров по учебной и научной работе Гуманитарного университета (г. Екатеринбург).

1 N. Fraser. Mapping the Feminist Imagination: From Redistribution to Recognition to Representation. Constellations Volume 12, No 3,2005. © Black-well Publishing Ltd. P. 299.

©H.B. Турыгина 2008

А именно: феминистское осмысление и решение проблем неравенства в культурно-символическом ключе запоздало с критикой неолиберальной глобализации и соответствующего ей тендерного режима. Массовый выход женщин на рынок труда, по большей части в неформальный — «рискованный» — сектор, в условиях отсутствия элементарных социальных прав и гарантий со стороны работодателей полностью соответствует логике неолиберализма. «Дешевая женская рабочая сила, отсутствие трудовых договоров, маленькие производственные единицы, бесконечные сверхурочные под гнетом заказов, зарплата, которая не может обеспечить собственное существование, — все это стало центральным инструментом выхода на мировой капиталистический рынок восточноевропейских экономик, будь то использование греческими производителями швейных мастерских в гаражах по ту сторону от болгарской границы или использование южнокорейскими концернами маленьких мастерских во Владивостоке. Тем временем многие мужчины остаются безработными»2.

Несмотря на то что, в заявлениях российских политиков, Россия остается социально ориентированным государством, приходится признать, что в рамках неолиберальной глобализации Россия вынуждена учитывать современные тенденции и правила игры, навязываемые Global Players — транснациональными финансовыми и торговыми организациями. Экономика России становится все более зависимой от мирового рынка, а низкая эффективность мер, принимаемых властными структурами, по сохранению социальных гарантий и социальных программ ставит под удар многие группы населения, для которых государственная поддержка (здравоохранения, воспитания и образования, материнства и детства и т. д.) является жизненно необходимой.

Какую роль играет российское женское движение в сопротивлении этим процессам? Российские женские организации уже давно в полной мере осознали неравенство шансов в обсуждении гендерных тем перед приоритетными темами high politics (финансы, оборона, терроризм и т. д.). Как правило, те немногие женщины, которые представлены в структурах государственного управления, не участвуют ни в распределении финансовых ресурсов, ни в принятии законопроектов относительно воинской службы и т. д. Однако маргинальный статус российских женских организаций или отдельных их представителей в государственном управлении отнюдь не является исключением из мировой практики.

2 Вихтерих К. Женщины в условиях глобализации. М.: Звенья, 2005. С. 49.

 Тем не менее, деятельность российского женского движения имеет свою специфику. Если западными организациями ведется активная разработка альтернативных стратегий включения гендерных вопросов в мировую повестку дня (на уровне международных организаций, транснациональных неправительственных сетей и т. д.), то дискуссии о включенности российских женских движений в глобальный контекст скорее носят декларативный характер. Если в настоящее время в ряде стран создаются женские сетевые организации, которые занимаются проблемами макроэкономики, глобализации, ВТО и т. д., то российское женское движение, по-видимому, не участвует в развитии нового транснационального феминистского дискурса. Более того, несмотря на относительно давнюю традицию утверждения в России гендерных исследований, выполняющих, в том числе, функцию транслятора идей западной феминистской теории, у нас вторая волна феминизма, по замечанию О. А. Ворониной, вообще не имела реального эффекта.

Неспособность включить требования по решению гендерных проблем в российский политический мэйнстрим на законодательном уровне, дополняется малоэффективной работой женских неправительственных организаций. По данным Женской информацнонной сети, в России в 2004 году существовало 1500 женских неправительственных организаций. Однако лишь немногие из них занимаются политической деятельностью (среди них — Комитеты солдатских матерей), гораздо чаще встречаются такие направления деятельности, как предпринимательство и творчество, организация досуга, образование, вопросы материнства и детства, педагогика, поддержка малоимущих слоев населения и инвалидов, предотвращение насилия против женщин и т. д. К сожалению, деятельность подавляющего большинства этих организаций не представлена в СМИ, у многих отсутствуют интернет-сайты, либо информация на них не обновлялась в течение долгого времени.

Низкую эффективность российского женского движения можно объяснить рядом причин. К общим причинам можно отнести несформированность гражданского общества в России в целом, истоки которой обнаруживаются в советском опыте преобладания «дискурса обязанностей» над «дискурсом прав», и отсутствие массовой (исходящей «снизу») борьбы за реализацию прав3. Необходимо отметить и слабую структурированность российских женских движений, избегание ими конфронтационных демонстраций, преобладающую роль органов исполнительной власти и кадровой бюрократии в России4. Из-за отсутствия постоянных источников финансирования, в условиях зависимости от федеральных/муниципальных структур и зачастую психологического давления женские неправительственные организации утрачивают свой политический потенциал, при этом беря на себя все больше ответственности за многие (затратные для государства) направления социальной работы. Таким образом, как отмечает немецкий социолог К. Вихтерих, «государство становится все более мужским, а социальная ответственность все более женской»5.

При всем том, что российское женское движение имеет достаточно давнюю традицию, уникальный, не повторяющий западный, опыт работы, тем не менее в первую очередь им должна быть осознана связь между отказом государства обеспечивать социальную защиту все большим группам населения и процессами, происходящими во всем мире. А вопрос о возможности (и желании) российских женских организаций поддерживать международные инициативы женского движения пока остается открытым.

3              Salmemriemi S. Civil society and gendered citizenship in Russia // Российские женщины и европейская культура: Материалы V конференции, посвященной теории и истории женского движения / Сост. и отв. ред. Г. А. Тишкин. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2001. С. 106-116.

4              Полюшкевич О. А. Специфика идеологии современного феминизма в условиях России: Автореферат диссертации на соискание ученой степени канд. филос. наук. Иркутск, 2006.

5              Вихтерих К. Женщины в условиях глобализации. М.: Звенья, 2005. С. 93. А. В. Гаук*

Эта запись была опубликована - Вторник, Август 20th, 2013 - 3:23 пп в рубрике Раздел первый: Вы можете оставить комментарий к этой записи через RSS 2.0. Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментирование запрещено.