Зарубежный и отечественный опыт парламентаризма

Зарубежный и отечественный опыт парламентаризма: общее и особенное

В истории политико-правовой мысли проблемы, связанные с функционированием властных институтов, базирующихся на принципах парламентаризма, неоднократно становились объектом пристального изучения со стороны как зарубежных, так и отечественных исследователей. В частности, к наиболее важным, классическим исследованиям, прямо или косвенно затрагивающим данную проблематику, относятся труды Платона, Аристотеля, По-либия, Цицерона, Т. Гоббса, Дж. Локка, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, И. Канта, Г. В. Ф. Гегеля, И. Бентама, А. де Токвиля, Дж. Ст. Милля, М. Вебера, М. Дюверже.

На современном этапе наибольший интерес в области изучения проблем парламентаризма представляют исследования Ж. Блон-деля, Дж. Коукли, Д. Олсона, а также А. Лейпхарта, X. Линца, Д. Растоу, С. Хантингтона, Ф. Шмиттера. Из отечественных авторов вопросами парламентаризма и связанными с ним проблемами наиболее активно занимаются М. В. Баглай, Н. И. Бирюков, И. М. Клямкин, Р. М. Романов, И. П. Рыбкин, Р. Саква, А. М. Сал-мин, В. М. Сергеев, В. Е. Чиркин, В. Л. Шейнис и многие другие.

Представители западной политической мысли рассматривают парламентаризм в качестве комплексного явления, обладающего специфическими чертами в различных государствах. При этом они уделяют пристальное внимание анализу многочисленных факторов, влияющих на формирование парламентаризма. Среди таких факторов, прежде всего, выделяют соотношение институционально-правовых и нормативно-ценностных составляющих.

В нашей же стране первые труды по проблемам современного парламентаризма появились сравнительно недавно — в конце 80-х -начале 90-х гг. XX в. Во многом они стали закономерным ответом на вызовы, с которыми столкнулось государство в процессе перехода к демократическому строю. С тех пор отечественные исследователи не могут прийти к единому мнению по вопросам, связанным с практикой «парламентаризации» в России. На сегодняшний день в российской политической науке существует множество определений, раскрывающих сущность понятия «парламентаризм».

* Елена Леонидовна Сысолятина — магистрант факультета политологии и социологии УрГУ им. А. М. Горького (г. Екатеринбург).

©Е. Л. Сысолятина, 2008

Одни оценивают парламентаризм «как систему организации и функционирования верховной власти, характеризующуюся разделением законодательных и исполнительных функций при привилегированном положении парламента»1. В рамках данного подхода предпочтение отдано главенствующему положению законодательного органа в системе государственного управления.

Другие считают, что парламентаризм — «это система правления, характеризующаяся четким распределением законодательной и исполнительной функций при формальном верховенстве представительного законодательного органа — парламента по отношению к другим органам государственной власти»2.

Третьи утверждают, что парламентаризм — «это режим обязательной полной солидарности между правительством и органом или органами, которые признаются авторитетными выразителями народного мнения»3.

В итоге, согласно подходам, предложенным российскими политическими исследователями, парламентаризм является неотъемлемым элементом государственного управления. Он базируется на следующих принципах: разделение властей, верховенство закона, главенствующая роль парламента в качестве общенационального представительного органа государственной власти.

Вышеперечисленные институционально-правовые признаки парламентаризма являются общепризнанными, они не оспариваются ни среди современных российских ученых, ни среди политиков. Однако анализ институционально-правовых проблем российского парламентаризма становится не только приоритетным, но и приобретает первостепенную важность в отечественных исследованиях, в то время как значимость нормативно-ценностных признаков, так высоко оцененная в рамках зарубежных исследований, либо отходит на второй план, либо вовсе не затрагивается.

1              БаглайМ. В. Парламентаризм//БСЭ. 3-е изд. М.: Советская Энциклопедия, 1975. Т. 19. С. 215-216.

2              Мишин А. А. Парламентаризм // Юридический энциклопедический словарь. М.: Советская Энциклопедия, 1984. С. 242.

3              Веденеев Ю. А. Политическая демократия и электорально — правовая культура граждан//Государство и право. 1997.№2. С. 33-34.

Между тем, нормативно-ценностные составляющие мирового парламентаризма, в том числе и российского, заслуживают, на наш взгляд, не меньшего внимания. В ходе анализа нормативно-ценностных компонентов можно оценить степень демократичности той или иной государственной системы. Здесь речь идет, прежде всего, об общественных и личностных приоритетах, верховенстве права, наличии гражданского общества и высоком уровне политико-правовой культуры. Из анализа этих компонентов, вытекает, что на сегодняшний день — в силу специфических проблем — Россия находится лишь на начальном этапе становления парламентаризма.

Кроме того, теоретическое воплощение институционально-правовых и нормативно-ценностных составляющих парламентаризма не нашло должного применения в практической плоскости российской политической реальности. На сегодняшний день дисбаланс в сфере реализации институционально-правовых компонентов выражен в формальной несбалансированности власти, а именно, в нарушении главного демократического принципа — разделения властей, от которого во многом зависит развитие парламентаризма в государстве. В сфере реализации нормативно-ценностных признаков также преобладает ряд негативных тенденций. В частности, она характеризуется устойчивой традицией авторитарной власти в России, невысоким уровнем политической культуры парламентариев и населения, неразвитостью гражданского общества.

А. Л. Непрозванных*

Эта запись была опубликована - Вторник, Август 20th, 2013 - 6:06 пп в рубрике Раздел второй: Вы можете оставить комментарий к этой записи через RSS 2.0. Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментирование запрещено.