Взгляды И. Я. Фроянова на формирование цивилизационных основ России

Взгляды И. Я. Фроянова на формирование цивилизационных основ России

В последние десятилетия бурные процессы в политической, культурной, научной и других сферах жизни общества остро поставили вопрос о выборе пути развития России, закономерностях и особенностях ее исторического процесса. Ответ на него невозможен без осмысления прошлого страны, опыта функционирования государства и общества в различные периоды отечественной истории.

В этой связи небезынтересно обратиться к трудам современного петербургского историка И. Я. Фроянова — ученого с широким диапазоном исследовательских интересов и значительными результатами научной деятельности, выраженными в большом количестве книг и статей. При этом следует признать, что его толкования ряда проблем отечественной истории, несмотря на доказательность и убедительность научной основы, строгость аналитических построений, зачастую являются дискуссионными.

Исследования И. Я. Фроянова внесли весомый вклад в изучение древнерусской и средневековой истории. Последующее обращение ученого к проблемам истории России новейшего времени позволило ему выстроить концепцию развития страны с древнейших времен до наших дней, при этом ряд концептуальных элементов может быть положен в основу понимания специфики российской цивилизации.

В оценке общественного развития Древней Руси И. Я. Фроя-нов подчеркивает, прежде всего, его переходный и дофеодальный характер. Социальные институты восточных славян были модификациями родового строя с характерными дофеодальными чертами: общество, сложившееся на протяжении XI-XII вв., было построено, главным образом, на территориальных началах. Оно уже утратило былую архаичность, но и не приобрело еще классового характера1. В своих построениях ученый использует термин А. И. Неусыхина «община без первобытности», комбинируя его с концепцией А. Я. Гуревича о древнерусском обществе XI — начала XIII вв. как «варварском», настроенном на саморегулирование и стабильность и не являвшемся прямым предшественником феодализма2.

* Вячеслав Николаевич Солдатов — аспирант РГППУ магистр истории УрГУ им. А. М. Горького (г. Екатеринбург).

ОВ.Н. Солдатов, 2008

Это общество воплощало общинную цивилизацию Древней Руси со своеобразным общественным, политическим и государственным строем, самобытной и яркой культурой. Ее ядром И. Я. Фроянов называет древнерусские города-государства XI — начала XIII вв. — «республиканские, территориально соединенные общины (волости), неклассовые по природе и сопоставимые с городами-государствами древности»3. Выступая, прежде всего, как политико-административный и религиозный центр и властвуя над сельскими округами (волостями), главный («стольный») город представлял всю землю, а его народное собрание (вече) было верховным органом власти земли-волости4. Кроме того, общинный характер городов определил свободомыслие, демократизм и коллективизм древнерусского общества. Поэтому И. Я. Фроянов отмечает творческий характер народных масс в социально-политической жизни Древней Руси и вообще большую активность населения в политической жизни, подчеркивая, что в X-XII вв. рядовое население Древней Руси («люди») являлось «деятельной социально-политической силой, ограничивающей княжескую власть»5.

На обломках цивилизации восточных славян, погибшей под ударами татаро-монгольского нашествия, возникла монархическая Московская Русь, положившая начало новой эпохе в истории России6.

1              Фроянов II. Я. Киевская Русь: Очерки социально-экономической истории. Л.,1974. С. 194.

2              Фроянов II Я. Рабство и данничество у восточных славян (VI-X вв.). СПб., 1996. С. 159,163.

3              Фроянов II. Я. Киевская Русь… С. 16.

4              Там же. С. 266.

5              Там же. С. 184.

6              Фроянов II Я. Рабство и данничество… С. 163.

 Внешний фактор определил вектор развития Российского государства и общества на долгие годы вперед. В частности, княжеская власть получила совсем иные основания, чем в условиях общинно-вечевых порядков Древней Руси: теперь князья садились на княжение по дозволению хана, запечатленному соответствующим ханским ярлыком7. В ситуации, когда высшим источником княжеской власти становится ханская воля, вечевое собрание теряет право распоряжаться княжеским столом. Князь становится самостоятельным по отношению к вечу, знаменуя тем самым начало соперничества двух начал власти — общинно-вечевого и монархического. В XIV в. московским князьям путем подавления восстаний в городах, упразднения должности тысяцкого (главы народного ополчения) удается «получить монархическую постановку, но пока они вынуждены были делиться властью с «большими» боярами, которые помогали им справиться с вечевой стихией»8.

В дальнейшем борьба между княжеским и боярским властным началом обозначила необходимость соответствующего выбора у рядового населения, лишившегося вечевой организации. И. Я. Фроянов особо отмечает, что «народ, которому претила аристократия, предпочел князя и не ошибся, ибо в конкретных исторических условиях того времени только монархия могла дать ему внутренний и внешний мир, в конечном итоге обеспечить будущее»9.

Прямое участие народа в создании самодержавия после Смуты XVII в. выразилось, по И. Я. Фроянову. в поддержке монархической формы верховного властвования и позднейшем культивировании идей «народной монархии», «демократического самодержавия» и народной наивно-монархической идеологии, связанной с верой в мистическую связь монарха с народом (здесь ученый ссылается на тезисы Л. А. Тихомирова, А. Е. Преснякова, И. Л. Со-лоневича)1". Укреплению власти царя способствовало и то, что «с крушением Византии Государь всея Руси предстал перед русскими единственной опорой святости и чистоты православия, источником высшей справедливости»11. Таким образом, религиозно-нравственные принципы, исповедуемые народом по отношению к верховной власти, признаются ученым в качестве основополагающих в процессе становления и развития монархической России.

7              Фроянов II. Я. О возникновении монархии в России // Начала ру ссюй истории. Избранное. М. 2001. С. 896.

8              Там же. С. 902,903.

9              Там же. С. 904.

10           Фроянов II Я. Романовы и традиционные основы русской государственности//Начала русской истории… С. 930.

11           Там же. С. 937,930."

Помимо этого, И. Я. Фроянов подчеркивает ярко выраженный патернализм как своеобразную черту развития государства в России по сравнению со странами Западной Европы: Русское государство действовало как институт, опекающий общество в целом и каждого индивида в отдельности12. Постоянство военных вторжений определило усвоение им в первую очередь функций, связанных с организацией обороны и устройством общества в целях сохранения способности противостоять натиску извне. Стремясь к обеспечению социального равновесия, оно неизбежно должно было вмешиваться в самые различные сферы общественной жизни, прибегая порой к мелочной регламентации поведения своих подданных, что, впрочем, «не казалось тягостным для основной массы россиян, привыкших смотреть на государство как на высшую силу, пекущуюся о справедливости и общем благе»13. Воплощением его был самодержец, выступающий в сознании народа отцом нации. Его покровительственное вмешательство в самые различные области народной жизни сочеталось с обозначенными выше нравственными идеалами государя.

В целом И. Я. Фроянов, солидаризируясь с мнением Н. Я. Данилевского о России как об особой славяно-русской цивилизации, замечает, что в период Древней и Московской Руси произошло формирование трех ее фундаментальных основ — общины (мира), самодержавия (монархии) и православия (восточной редакции христианства), совокупным действием которых управлялась история России и из которых вышел русский менталитет14. Таким образом, им определяется важность традиционных начал в циви-лизационном «коде» России. При этом в сущностном плане можно выделить такие черты российской цивилизации, как общинность и примат коллективного в сознании населения, патернализм государственного начала. Кроме того, важную роль играли этико-ре-лигиозные основания в сфере власти и обществе в целом.

12           Фроянов II. Я. Романовы и традиционные основы русской госу-дарственности//Началаруссюйистории… С. 941.

13           Там же. С. 933,934.

14           Фроянов II Я. Октябрь семнадцатого (глядя из настоящего). СПб., 1997. С. 123; Фроянов II. Я. О возникновении монархии в России //Начала русской истории… С. 883.

С. С. Беляков*

Эта запись была опубликована - Четверг, Август 22nd, 2013 - 2:09 пп в рубрике Раздел второй: Вы можете оставить комментарий к этой записи через RSS 2.0. Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментирование запрещено.