Утопическая идея России: примиряя множественность

Утопическая идея России: примиряя множественность

решила писать о множественности, даже не о множественности. а об утопической плюральности, о своеобразной идее, настолько укорененной в России (и говорящей о России как о стране, о «России в целом», если так можно выразиться), что она уже испокон веков является чем-то наподобие государственной идеологии. Конечно, речь идет просто о плюральности, не «утопической», поскольку вряд ли можно себе представить официальную «государственную утопическую идеологию», сами эти слова, произносимые абсолютно серьезно, без иронии или сарказма, без закулисных козней и тому подобного.

Итак, плюральность. Пока не утопическая. Саму эту неновую идею можно назвать чрезвычайно актуальной, она в сущности своей очень демократична: равноправная множественность, лишенная каких-либо иерархических и иных притязаний. На географической карте тундра обладает не меньшими правами, что лесостепь. Но прежде всего множественность России заключена в ее мультиэтно — культуральности. Это своеобразный «бренд», множественность не унифицируемая, — проблема, с трудом унификации поддающаяся, не втискивающаяся в понятие «россиянин». Быть может, главное назначение идеи демократической множественности как раз и состоит в представлении плюральности как своеобразной унификации, в некотором роде аналогичной попперовскому «открытому обществу»? И какова вероятность хотя бы отчасти воплотить ее в жизнь?

Есть два мощных фактора, препятствующих этому независимо друг от друга, но только отчасти. Первый, выраженный в своеобразном «извечном стремлении» к централизации, характерном для большинства обществ с еще не до конца (не во всем) распавшимся традиционным миро -осмыслением. Второй — вполне себе «глобализационный», хоть и с запозданием пришедший в Россию, но быстро «наверстывающий» потерянные годы. Пока массовое потребление еще только развивается, не прошедшее «прививку» общество стремительно унифицируется. Но так ли страшны для идеи множественности два этих фактора, может быть, они как раз и приводят к появлению той легкой демократической плюральности, которая становится более похожей на занятное разнообразие? Тогда вся утопичность идеи заключается в том, чтобы в разнообразии не утратить этнокультурной идентичности, ведь отсутствие различий создает ту же безрадостную картину, что и наличие излишне радикальной отличности, и то и другое приводит к краху общества. И вот почему утопическая плюральность несет в себе двойную, практически мифологическую нагруженость.

* Дарья Алексеевна Томильцева — магистрант 2-го года обучения философского факультета УрГУ им. А. М. Горького (г. Екатеринбург).

О Д. А. Томильцева, 2008

Каждый раз, когда речь заходит о плюральности, оказывается затронутой тема примирения. Даже не вербализированная, не переведенная в формат фразы, она, тем не менее, выступает едва ли не основным элементом, конструирующим плюральность.

Как уже было сказано, плюральность не предполагает такой степени различности, которая препятствовала бы бесконфликтному сосуществованию. Но не следует думать, что в таком случае должна исключаться сама возможность конфликта, меняется лишь его сущность: он выстраивается на своеобразном демократическом множественном принципе, в котором разделение на обидчика и обиженного, вопрос, кого считать жертвой, понятие греха оказываются неуместными — положение, делающее разговор о том, что в условия плюральности вписан принцип прощения, слишком радикальным и даже безумным. В отличие от прощения, противостоящего логике любого закона, но требующего ее для своего существования, примирение не испытывает подобных «трудностей», одинаково выступая противоположностью закону и в полном соответствии с ним — по своей смысловой природе оно двойственно и означает как прекращение вражды и конфликтов, так и вписание в мир.

А это крайне важно для утопической множественности, для утопического воплощения утопии в жизнь, вписания российской мультиэ — тнокультурности в понятие «россиянин» при сохранении множественности, не сводящейся к разнообразию. Множественности, основанной на демократически-равных отношениях чистого сосуществования. Однако мульти — этнокультуральность сама по себе оказывается препятствующей этому конструированию, слишком многие факторы, составляющие идентичность каждого субъекта, оказываются под угрозой исчезновения, а с ними и сама идентичность. Каждая попытка сохранения идентичности приводит к утрате примирения как основополагающего демократического сосуществования. А посему идея российской плюральности так и останется утопической.

А. О. Ланцев*

Эта запись была опубликована - Четверг, Август 22nd, 2013 - 4:20 пп в рубрике Раздел первый: Вы можете оставить комментарий к этой записи через RSS 2.0. Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментирование запрещено.