Социокультурные особенности русской идентичности

Социокультурные особенности русской идентичности

Необходимость рассмотрения социокультурной идентичности современной России предельно значима. Актуальность этой проблематики (особенно ее первой составляющей — социальной) проистекает из социального состояния современного человека, которого в начале 1990-х овевали разнонаправленные социальные ветры. Тотальная переоценка ценностей и связанная с нею невозможность отождествления себя с социальной позиции лишила человека последнего плацдарма реальности, последнего оплота своей идентичности.

Когда социальная неопределенность и напряженность становятся неотъемлемой частью обыденного существования человека, тогда поиски собственной идентичности (идентификации) служат основанием для возможного стабилизирующего эффекта. Особенно в настоящее время — в ситуации смыслового дефицита, неясности исторических перспектив, сомнительности идеологических ценностей и иллюзорности социальных прав.

Современная ситуация стала следствием продолжительной противоречивой российской истории, в основе которой вечное презрение власти к человеку. Власть ориентировалась на Европу, лицемерно училась у европейских учителей, симулируя при этом российскую идентичность (самобытность). Для власти человек был лишь ресурсом, рабом (вспомним, что не прошло еще и полутора столетий после отмены в России крепостного права). Советская власть не скупилась на возвышенные слова о человеке, но паспорта и минимальные права 70 % населения (крестьяне) получили только в 1956 году.

Россия не имеет в своей истории действительно демократического опыта, но быстро этот опыт набирает, осваивая такие демократические ценности, как свобода слова (хотя бы в Сети), свобода передвижения, свобода предпринимательства. Молодое поколение ориентируется на собственные силы, индивидуальный выбор и самореализацию. Однако в этой среде (сужу по своим студентам) существуют конформистские модели поведения, политическая индифферентность, нацеленность на материальную успешность любой ценой. По мнению социологов, «ключевые символы величия и гордости россияне в основном черпают в советском прошлом страны»1. В обществе сильны изоляционистские настроения, игры в «русский патриотизм», поиски «центра мирового зла». Показательны в этом плане монологи политологов Дугина, Кургиняна, Проханова.

* Владимир Васильевич Харитонов — канд. филос. наук, доцент кафедры культурологии УГТУ-УПИ (г. Екатеринбург).

О В. В. Харитонов, 2008

В целом следует согласиться с выводами многих социологов, которые утверждают, что, «несмотря на все издержки, Россия динамично развивается и все более становится современным обществом», а «мифом являются представления о „ценностной пропасти", якобы существующей между россиянами и европейцами»2.

О культурной идентичности современной России говорить просто и одновременно сложно. Просто — потому что есть многочисленные и известные понятия (концепты): «душа», «тоска», «водка» и др.3Сложно — потому что в русской культуре контрастно сопрягаются социальная девальвация человеческой ценности и страстная защита человеческого достоинства (вспомним гоголевское: «Господа, зачем вы меня обижаете?»).

Проблема русской идентичности/самобытности глубоко укоренена в спорах Сперанского и Карамзина, славянофилов и западников, евразийцев Н. С. Трубецкого, Л. П. Карсавина, Л. Н. Гумилева, в противостоянии литературно-публицистических журналов «Наш современник» и «Новый мир» (1960-1970-е гг.).

Актуальность данной проблематики обострилась в последние годы в связи с социокультурной дезориентацией человека. Вновь громко заговорили о «национальной идее», «национальном единстве» (по этому поводу даже учрежден календарный праздник), официально организованное молодежное движение «Наши» демонстративно выступало против некоторых явлений культуры (в частности, против постановки в Большом театре оперы Л. Десятникова по либретто В. Сорокина «Дети Розенталя». Замечу: композитор Леонид Десятников и писатель Владимир Сорокин — выдающиеся деятели современной российской культуры). Писатель А. Варламов в своих книгах о М. Пришвине и А. Толстом не только объясняет, но и оправдывает русский коммунизм. Кинорежиссер Н. Михалков в телепроектах на Первом канале развернул своеобразную школу «русского патриотизма». Подобная национальная направленность в ближайшие годы, вероятно, еще более усилится и может привести к культурной замкнутости современной России.

1              Петухов В. Россия — рагу, но Россияне из «овощей» // Новая газета. 2008.10-13 янв. С. 9.

2              Там же.

3              См., напр.: Степанов Ю. С. Константы: Словарь русской культуры. М.,2004.

Однако самобытность/идентичность не определяется только национальными особенностями, но представляет собой совокупность различных и необходимых компонентов, опираясь на которые культура развивается, осваивая внешние достижения. Совокупность эта многосложна, изменчива, ее составляющие субъективны — зависят от времени и места. Поэтому понятие «самобытность» в настоящее время представляется расплывчатым и не поддается точному определению.

В понятии «идентичность» сегодня представляется стабильным и наиболее интересным процесс освоения внешних достижений, который, на наш взгляд, характеризуется тремя особенностями.

1.            Русская культура всегда была открыта миру и всем миром формировалась. Русский язык многим обязан грекам Кириллу и Мефодию, религия — Византии, наука — Европе в целом (Максим Грек, по приглашению Василия III, закладывал основы русской грамматики, Михаил Ломоносов постигал естественные науки в Марбургском университете).

2.            Быстрота освоения чужого опыта, высокая степень обучаемости и результативности. Русская художественная культура дает тому многочисленные примеры. Феофан Грек и Андрей Рублев — современники. Архитектурный комплекс Нового Иерусалима, заложенный при патриархе Никоне по палестинским обмерам, завершен русскими архитекторами Растрелли, Казаковым и Воронихиным. Два-три десятилетия отделяют первое появление в России итальянской оперы и французского балета от возникновения вполне самостоятельных русских феноменов — русской оперы и русского балета.

В наши дни россияне чрезвычайно быстро усваивают западные образцы во многих сферах жизни.

3. Острый интерес к «инородному», толерантность, готовность к диалогу, природная любознательность все еще характерны для российского человека. Несколько десятилетий назад советский человек жадно зачитывался книгами о заморских странах и заморской жизни (в частности, книгами В. Овчинникова «Корни дуба» и «Ветка сакуры»), и, вербально познавая чужое, мы получали методологию познания и собственной самобытности. Теперь человек при определенных материальных условиях имеет возможность воочию увидеть эти феномены, но интерес к более глубокому познанию чужой культуры — не туристическим взглядом — и сейчас достаточно велик. Не случайно путеводители, книги о путешествиях и странах столь популярны. И книгоиздатели, тщательно исследуя рынок интересов потенциальных покупателей, наполняют его соответствующим товаром, как, например, книги П. Вайля, книги П. Акройда «Лондон» и О. Памука «Стамбул», многочисленные издания о национальной кухне, в том числе такие серьезные и увлекательные исследования, как «Еда — итальянское счастье» Е. Костюкевич (с предисловием У. Эко).

С. В. Ольховикова*

Эта запись была опубликована - Пятница, Август 23rd, 2013 - 11:06 дп в рубрике Раздел первый: Вы можете оставить комментарий к этой записи через RSS 2.0. Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментирование запрещено.