Проблема инновации в современной России: функционирование или развитие?

Проблема инновации в современной России: функционирование или развитие?

Проблема национальной самобытности и «особого пути» России: нова в центре внимания.

Как уже не раз происходило в нашей истории, на смену «национальному покаянию» периода реформ вновь пришло время «национальной гордости». Поиск национальных и самобытных форм симптоматично указывает на то, что мы живем в переходную эпоху. Ощущение ее выражается в активном использовании таких понятий, как «инновация», «инновационный тип личности», «инновационный тип производства». Что само по себе и не ново, ведь слово «новый» с назойливой повторяемостью проходит через всю русскую культуру.

В широком смысле «инновация» означает введение новшеств в конкретные сферы практической деятельности (политическую, экономическую, научную, образовательную и др.). «Новоделание» -это не «искусство ради искусства», не поиск «новой метлы» или наведение лоска, украшательство. Сегодня речь идет о продвижении принципиально новых технологий, способных реально перестроить и оптимизировать любую действующую систему. Однако многие исследователи (например, работа А. Я. Пучкова «Имитационная реальность: онтогно — сеологический анализ») обозначили здесь антиномию-проблему: инновация — имитация. Надо отметить, что имитацию обычно понимают упрощенно, как искусственное воспроизведение некого шаблона. Но современные механизмы функционирования (ритуальное, автомагическое выполнение определенных социальных функций) позволяют рассматривать имитацию в качестве главного механизма повседневности.

* Владислав Петрович Беляев — канд. филос. наук, доцент кафедры философии и культурологии УГГУ (г. Екатеринбург).

** Алла Владимировна Дроздова — канд. филос. наук, доцент факультета социальной психологии Гуманитарного университета (г. Екатеринбург).

©В. П. Беляев, А. В. Дроздова, 2008

В этой связи инновация совершенно иное, это перевод социального организма, системы, учреждения из режима функционирования в режим развития, перевод того или иного социального процесса на путь качества и эффективности. Все более очевидным становится недейственность всех жестко структурированных, формализованных систем в области экономики и политики. Так, традиционные иерархические институты управления (в лице бюрократических институтов) перестали реально управлять социально-политическим процессом. Принципиально новая ситуация: децентрализация обозначается новым термином — «диверсификация», то есть разделение тотальности на самостоятельные области и автономные структуры. Современная инновационная деятельность обязательно предполагает разделение (выделение) в ней автономных субъектов социального действия — от самостоятельных регионов до самостоятельно действующих социальных индивидов. Не случайно на Совете Европы постоянно звучит: «Политика делается в регионах». «Множественность консенсусов», о которой рассуждал Лиотар, становится предметом исследования не только в общественных, но и в гуманитарных науках. В России, по мысли М. Эпштейна, формируется понятие малых, или «квантовых», метафизик, которые противостоят большим системам умозрения (например, соловьевскому понятию «всеединства»). Ведь малое (в данном случае автономное) — это не просто количество, это, выражаясь по-гегелевски, «мера», где количество становится качеством.

Но становление нового инновационного типа личности происходит в России противоречиво. Еще Н. Бердяев показал дихотомичность, раздвоенность русской души, ее раздираемость внутренними противоречиями. «Покорность» и «бунт», желание жить «костенея», с оглядкой на прошлое, и поиск «нового неба и новой земли» порождают вечный конфликт между этими устремлениями: одна из сторон воплощает статическое начало, а вторая — как бы введенный в систему хаос, то, что является импульсом разрушения существующей структуры и фундаментом возникновения будущей. Проблема, с которой мы до сих пор сталкиваемся в России, — пассивность, незрелость, инфантильность граждан. И по сегодняшний день в обществе живут ностальгические мотивы, «отягощенность прошлым» — симптом сохранившейся тотальной, патерналистской модели, в которой нет места для проявления инициативы, ведь последняя «всегда наказуема».

Инновация не есть рецепт сегодняшнего дня, а есть важный момент преобразования, который возможен только через преодоление отношений отчуждения и формализованности, а также, главным образом, преодоление себя. Социальный заказ общества меняется, от человека требуются не количественные, функциональные, а качественные изменения, формирующиеся на основе проектирования, то есть инициирования собственной деятельности -генерирование идей, контроль и оценка хода и результатов своей работы.

Проблема инновации по сути интернациональна. Для современной России она не может быть рассмотрена изолированно от мирового процесса корпоративного сотрудничества, совместного приобретения нового опыта. И в этом потоке глобализации Россия не должна раствориться, потерять свое лицо, самобытность, национальное самосознание. Диалектика современного многополярного мира, в котором невиданными ранее темпами выстраивается информационное и инновационное пространство, заключается не в доминанте и диктатуре национально-политических «самостей», а в неповторимом разнообразии единого.

Н. С. Смолина*

Эта запись была опубликована - Пятница, Август 23rd, 2013 - 8:16 дп в рубрике Раздел первый: Вы можете оставить комментарий к этой записи через RSS 2.0. Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментирование запрещено.