Повседневность: формирование идентичности

Повседневность: формирование идентичности

В настоящее время проблеме идентичности уделяется большое внимание различных областей гуманитарного знания и социальной практики. Отмечая активный интерес к этой проблеме, 3. Бауман писал: «Пожалуй, никакой иной аспект нашей жизни не привлекает сейчас такого внимания философов, социологов, психологов …», поскольку обсуждение этой проблемы «может сказать больше о нынешнем состоянии человеческого общества, чем… концептуальные и аналитические результаты его осмысления». Проблема, возникающая перед человеком, по мнению 3. Баумана, «состоит не столько в том, как обрести избранную идентичность и заставить окружающих принять ее, сколько в том, какую идентичность выбрать и как вовремя сделать другой выбор, если ранее избранная идентичность потеряет ценность или лишится соблазнительных черт» [1].

Идентичность — это осознание индивидом самого себя, того, кем он является. Идентичность всегда предполагает как сходство с другими людьми, так и отличие от них. Обретение идентичности, ее сохранение или изменение — это сложный процесс становления человеческой личности, который осуществляется в процессе жизни, в пространстве человеческого взаимодействия — в поле повседневности.

Рождение человека приводит его в мир, в мир повседневности. Этот мир уже существовал до него. Этот мир населен вещами, именами предметов, лицами, символами. Это мир телесных и коммуникативных взаимодействий. Это самый близкий мир — он всегда присутствует в зоне видимости — до него можно дотянуться рукой. Это мир, в котором уже существуют люди — другие, близкие другие. Человеку необходимо освоить предметность, телесность этого мира, научиться использовать язык этого мира, вступить в диалог с этим миром, с этими такими близкими другими для того, чтобы создать себя, «создать… это произведение искусства, называемое идентичностью» [2].

* Елена Анатольевна Калистратова — доцент кафедры истории и социально-политических дисциплин УГЛТУ (г. Екатеринбург).

©Е. А. Калистратова, 2008

Повседневность — это мир человеческой жизни, который представлен простой несомненной данностью, фактичностью, регулярной повторяемостью, привычностью. Повседневность — это мир порядка общественной и индивидуальной жизни человека, в основе которого существуют нормы, образцы поведения, речи, ритмы труда и отдыха. Повседневность — это пространство, где существует общее поле понимания различных смысловых интерпретаций природного, социального и субъективного миров.

Существование человека в повседневности связано, прежде всего, с воспроизводством человеческой жизни, с выживанием, самосохранением. Поэтому все навыки, умения, приобретаемые человеком в повседневной жизни, приобретают надежность, они входят в «плоть и кровь» человека, создавая человеку уверенность в постоянстве, стабильности и неразрушимости существующего мира, в успешности индивидуального жизненного пути. Жизнь в повседневности — это индивидуальный опыт человеческой жизни, соотносимый с жизнью общества. Именно анализ жизненного опыта, опыта проживания собственной жизни находит свое отражение в таком феномене, как идентичность.

По мнению Б. Вальденфельса, «человек существует не только в порядке повседневности, а как бы на пороге, между обыденным и необычным, которые соотносятся друг с другом как передний и задний планы». Повседневность имеет не только «свой опыт и свою мудрость, свое лицо, свое предвидение, свою повторяемость, но также и свою необычность».

На наш взгляд, процесс поиска человеком собственной идентичности вызван, прежде всего, появлением необычного, незнакомого, пугающего, того, что не вписывается в привычный мир нашего опыта. «Неизвестное и необычное появляется на границах хорошо знакомого мира, пугая и маня одновременно. Часто неизвестное является нам в соединении внезапного и могущественного (моменты преобразования, опасности уничтожения индивидуального и коллективного жизненного порядка; рождение, период половой зрелости, полеты воображения, болезни, смерть, войны). Важный признак не повседневного — необычность, которая встречается в момент возникновения или опасности разрушения существующего порядка» [3]. Поэтому активизация процессов поиска собственной идентичности наиболее остро ощущается в ситуациях, связанных с социальными, экономическими и политическими изменениями, — то есть с теми процессами, которые напрямую влияют на повседневность. Эти процессы разрушают привычный мир ежедневного человеческого существования, изменяют его, ставя человека в условия поиска путей сохранения самости, или создают ситуацию, принуждающую человека к выбору новой идентичности.

В анализе повседневности как особой сферы обретения идентичности хотелось бы отметить, что повседневность, утверждающая порядок человеческого существования, синкретична, фрагментарна. «В ней сосуществуют, пересекаются, дополняют и одновременно перечеркивают друг друга заблуждения и истинные знания, существенное и несущественное; типическое и то, что принципиально атипично; временное и вечное; конечное и бесконечное; имманентное и трансцендентное» [4]. Это кажущаяся неопределенность повседневности, где «… знание человека, действующего и думающего в мире своей повседневной жизни, не гомогенно. Оно несвязно, обладает лишь частичной ясностью и вообще не свободно от противоречий». Но это дает возможность для формирования и сохранения идентичности. По мнению А. Шкоца, такая система знаний принимает «видимость связности, ясности и согласованности, достаточную для того, чтобы давать каждому резонный шанс понимать и быть понятыми», потому что понимание мира и самого себя соответствует культурному образцу, переданному предками, учителями, авторитетами, традициями, привычками, повторяемостью. Культурный образец «принимается и применяется аналогичным образом нашими собратьями» [5].

Повседневность неопределенна, синкретична, открыта, — в ней возможно все. Эта особенность повседневности обращает наше внимание на то, что человек может одновременно существовать «в целой иерархии «онтологических слоев» мироздания, укореняясь в каждом из них различными уровнями своей субъективной целостности. Его экзистенцию невозможно свести к какой-либо одной определенной сущности, к какой-то одной системе отношений» [6]. Здесь, наверное, мы также можем говорить об особом индивидуальном опыте обретения идентичности и о фрагментированности идентичности.

Изменения современного мира, неустойчивость, «текучесть современности», индивидуализация, которая «утвердилась на века», ставят перед человеком проблему самостоятельного, индивидуального поиска и выбора собственной идентичности. И в этом поиске, наверное, стоит обратить внимание на особую сферу человеческой реальности — на мир повседневности, который существует как особый порядок, придающий устойчивость человеческой идентичности.

Литература

1.            Бауман 3. Индивидуализированное общество. — М., 2002.

2.            Бауман 3. Текучая современность. — СПб.: Питер, 2008. -С. 91.

3.            Вальденфельс Б. Повседневность как плавильный тигль рациональности // Социо-Логос. — М.: Прогресс, 1991. — С. 46.

4.            Мясннкоеа Л. А., Нагеенчене В. Я. Опыт: обретение открытости и откровения. — Екатеринбург, 1997. — С. 25-26.

5.            Шюц А. Чужак // Избранное: Мир, светящийся смыслом. -М., 2004.-С. 533-538.

6.            Лютнюеа Е. В. Аксиоматика повседневности: Вне рациональные основания познания и коммуникации. — М., 2006. — С. 79.

Л. Г. Ядрышникова*

Эта запись была опубликована - Четверг, Август 22nd, 2013 - 10:13 дп в рубрике Раздел первый: Вы можете оставить комментарий к этой записи через RSS 2.0. Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментирование запрещено.