Национальные интересы России в общественном сознании россиян

Национальные интересы России в общественном сознании россиян

Национальные интересы выступают важнейшим элементом внешнеполитической стратегии любого государства. Чаще всего они используются в качестве аналитического инструмента и критерия внешней политики. Национальные интересы являются также внешним индикатором позиционирования той или иной страны в системе международных отношений — они демонстрируют всем участникам мировой политики геополитические и национально-культурные ценностные установки, помогающие всем акторам международного сообщества понять модели поведения данного государства, прогнозировать возможную реакцию на различные события и выстраивать в соответствии с этим свою внешнюю политику.

Национальный интерес представляет собой объективную данность, основанную на своеобразии географического положения государства и вытекающей из этого специфике его экономического, социально-политического и этнокультурного развития. Национальный интерес — в силу своей независимости от субъективных предпочтений правящей элиты — по праву рассматривается как стабилизирующая основа международной политики государства. Однако это справедливо лишь в том случае, если национальные интересы служат фундаментом внешнеполитической стратегии. Национальный интерес вполне поддается рациональному осмыслению, поэтому его можно использовать для выработки рациональной внешней политики. Основная проблема состоит в правильном, адекватном понимании национального интереса.

В российском обществе дискуссии относительно национальных интересов России ведутся уже достаточно долго. Споры эти носят очень разнообразный характер, а их проблематика располагается в относительно широком диапазоне: от несколько эфемерной, идеологичной связи национальных интересов с национальной идеей до ассоциирования национальных интересов с прагматичными экономическими выгодами.

* Владимир Станиславович Терехов — канд. истор. наук, доцент кафедры регноноведения Гуманитарного университета (г. Екатеринбург).

©В.С.Терехов, 2008

 Стоит отметить, что тон этой дискуссии в определенной мере задает власть, и это само по себе является положительным моментом, так как национальные интересы всерьез начинают рассматриваться властью как аналитический инструмент внешней политики. Однако результирующий эффект от этого обращения к национальным интересам пока еще невелик. Это особенно заметно при обращении к официальной формулировке понятия «национальные интересы России»: «Национальные интересы России — это совокупность сбалансированных интересов личности, общества и государства в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах. Они носят долгосрочный характер и определяют основные цели, стратегические и текущие задачи внутренней и внешней политики государства»1. Из данного определения, к сожалению, достаточно сложно понять, какую структурную, методологическую и политическую роль выполняют национальные интересы во внешнеполитическом процессе.

1 Концепция национальной безопасности Российской Федерации (Утверждена Указом Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24) // http://docu-ment.kremlin.ru/doc.asp?ID=224&PSC= 1&РТ= l&Page=4

-Межуее Б. Понятие «национальный интерес» в российской общественно-политической мысли // http://www.arcliipelag.ru/authors/mezhuev/ ?library=l 181

При этом большинство исследователей отмечает высокую эвристическую ценность самого понятия «национальные интересы», его перспективность для анализа внешней политики. Неоднозначность и противоречивость восприятия этой категории лишь подчеркивают необходимость более глубокого ее исследования. «Крайняя болезненность этого вопроса для современной политической мысли нашей страны объясняется тем, что в России не сложилось единого понимания "национальных интересов": слишком неоднородно российское общество, слишком разнонаправлены интересы ее граждан»2. Особенностью российской интерпретации концепции «национальных интересов» является трактовка термина «национальный» как «этнический», что непродуктивно и в ряде случаев даже опасно в условиях полиэтничности России. Чтобы избежать подобной коллизии, исследователями предлагается использовать различные адаптационные дефиниции: «государственные интересы», «национально-государственные интересы», «общественные интересы».

В идеале, национальный интерес, реально используемый властью в качестве концептуальной основы внешнеполитической деятельности, должен отвечать устойчивым представлениям о геополитической, конфессиональной, социокультурной и исторической идентичности, а также отражаться в элитарном и массовом компонентах общественного сознания. В структуре национального интереса, как правило, условно выделяется иррациональный пласт, отражающийся в массовом общественном сознании в виде устойчивых архетипов, стереотипов, психологических установок, предрассудков. Применительно к российским национальным интересам и образу России, в состав таких стереотипных представлений, чаще всего, входят державность, военная мощь, национальное величие, геополитическое доминирование, мессианизм, непобедимость, независимость, авторитетность, бескорыстие, жертвенность, миролюбие, богоизбранность, самокритичность и т. д.3

Основная трудность заключается в интерпретации иррациональных компонентов общественного сознания и последующем учете их в формулировке национальных интересов. С точки зрения использования этого пласта представлений в процессе анализа национальных интересов, необходимо провести его «рационализацию», то есть перевести представления массового сознания на теоретический уровень и лишить их сакрально-мифологической основы. При этом нужно учитывать стихийный и противоречивый характер формирования иррациональных компонентов общественного сознания, а также возможность манипулирования массовым сознанием со стороны различных групп влияния. С другой стороны, нельзя забывать о принципиальной несводимости национальных интересов к какой-либо механической совокупности интересов разных социальных групп и институтов. Объективная природа национального интереса, его обусловленность географическими параметрами, культурными и историческими традициями позволяют использовать его в процессе выработки эффективных внешнеполитических решений, согласующихся не только с текущими выгодами, но и с долгосрочными национальными приоритетами.

3 См., напр.: Престиж и имидж России в мире. Опрос ФОМ. 26-27 мая 2007 г. // http://bd.fom.ru/report/map/projects/dominant/dom0722/domt0722_2/ d072221

А. С. Ваторопин*

Эта запись была опубликована - Среда, Август 21st, 2013 - 5:44 пп в рубрике Раздел второй: Вы можете оставить комментарий к этой записи через RSS 2.0. Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментирование запрещено.