«Медиа-революция» или трансформация традиционных медиа?

«Медиа-революция» или трансформация традиционных медиа?

1 Ответ на вопрос, вынесенный в заголовок, предполагает сравнительный количественный анализ аудиторий «традиционных» и «новых» медиа и динамики их изменения. Однако на данный момент у нас нет точных данных по российским аудиториям «старых медиа» и «новых медиа» (на 2008 г.). Тем не менее, на наш взгляд, можно обсуждать тенденции, исходя из следующей логики: если изменения в медиасфере приобрели необратимый характер и порождают целую цепь социокультурных последствий, то мы, по-видимому, являемся свидетелями и участниками медиа-революции.

2. Важнейшей точкой отсчета необратимости изменений является ситуация «цифрового раскола» или «цифрового разрыва», созданная быстрым развитием цифровых технологий. Она породила новый тип медиапотребления и новый тип читателя/слушателя/зрителя. Наиболее полно этот тип представлен в поколении «цифровых аборигенов» (А. Кейрах, 2006), родившихся на рубеже 90-х годов XX века и «естественно» и привычно действующих в мире компьютеров и мобильной телефонии; но в равной мере он представлен и в других социальных группах, чья активная жизнь связана с Сетью.

3. Английское определение «multitasking generation» («многозадачное поколение») хорошо описывает типичную для цифрового поколения ситуацию медиакоммуникации: радиослушание при нескольких распахнутых «окнах» компьютера, прерывающееся ответами на звонки мобильного телефона и ACQ.

             По данным исследования «Simultaneous Media Survey», выпущенного компанией «BIGresearch» в конце 2007 года (о включенности потребителей в несколько медиа), одновременное потребление информации сразу из нескольких источников в последние годы составляет от 1 % до 35 % (в приложении к разным видам медиа (Интернету, газетам, журналам, радио, телевидению и т. д.).

*             Светлана Даишевна Балмаева -канд. филос. наук, доцент, декан факультета тслсрадиожурналистики Гуманитарного университета (г. Екатеринбург).

©С. Д. Балмаева, 2008

 

             Более чем 20 % радиослушателей, опрошенных в декабре 2007 года, работали в Сети в тот момент, когда слушали радио; 30 % во время чтения газет смотрели телевизор, а более 10 % одновременно со чтением новостей искали информацию в Сети.

4. Поведенческие навыки «многозадачного» цифрового поколения — это быстрая навигация через мобильник и Сеть для решения задач и проблем; умение лавировать в ситуациях высокой степени изменчивости и неопределенности, когда нет точных ответов и окончательных обоснований. Подобный стиль жизни и коммуникаций порождает и новый тип мышления. Если печатная культура с присущей ей иерархией смысла (логикой текста) создала рациональное линейное понятийное мышление (М. Маклюэн), то Сеть с ее многовариантностью информационных маршрутов и хаосом формирует визуально-калейдоскопическое «ЫЕТмышлснис» с очень хрупким вниманием.

5. Борьба за хрупкое внимание аудиторий цифровой эпохи, которую ведут традиционные СМИ и «новые медиа», отмечена важными качественными сдвигами:

             падением тиражей традиционных газет и журналов, сокращением времени теле смотрения и объемов аудитории эфирного ТВ, что вызвано «переселением» основного внимания и интереса активных аудиторий в он-лайн-медиа;

             стремительным ростом стоимости внимания «лакомых аудиторий», равным росту бюджетов, выделяемых на маркетинг, продвижение и удержание интереса целевой аудитории; осознанием непреодолимого противоречия между бесконечным ростом информации и «конечностью», ограниченностью внимания как ресурса (что заставило исследователей изучать скрытую логику «экономики внимания»);

             де-массификацией средств информации до специализированных узких нишевых проектов, способных объединить фрагменти-рованное внимание аудиторий на определенный период времени; развитием искусства «конструирования ниш», «конструирования сообществ», способных стать целевой аудиторией;

             конвергенцией медиатехнологий и рождением конвергентной интерактивной журналистики, универсально использующей мультимедиа-среду и мобильную телефонию для доставки читателю /слушателю/зрителю релевантного содержания «здесь и сейчас»;

• появлением «народной журналистики», способной быстро напрямую обратиться к читателю/зрителю/слушателю, обходя институциональные профессиональные правила и нормы; что вызвало, с одной стороны, размывание критериев достоверности и точности информации, а с другой — породило лукавые попытки профессиональных маркетологов (пиарщиков) и честное желание журналистов стать «вольными стрелками» народных медиа.

6. Можно ли теперь считать эти качественные сдвиги медиа-революцией?

Г. А. Задорина*

Эта запись была опубликована - Четверг, Август 22nd, 2013 - 9:53 дп в рубрике Раздел четвертый: Вы можете оставить комментарий к этой записи через RSS 2.0. Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментирование запрещено.