Коллективная социальная идентификация в постсоветской России

Коллективная социальная идентификация в постсоветской России

Коллективность как таковая составляет чуткий критерий социальной идентификации. Динамичные социальные трансформации способны поставить под сомнение само существование общего «чувствования», общности людей. Процессы воспроизводства и изменения социальной взаимосвязанности людей имеют собственную инерцию, как правило, не успевают за быстрыми экономическими и политическими трансформациями. Большинство современных обществ, включая российское, находится в ситуации ретроспективного самочувствия, подпадающей под именование «пост-». При этом ситуация России постсоветского периода имеет очевидные признаки ментального кризиса, связанные с глубокими необратимыми изменениями и деструкцией коллективного бессознательного и коллективной памяти.

Феномен коллективной памяти (в другой терминологии: исторической, социальной, групповой) активно обсуждается в современной гуманитарной науке1. При этом коллективная память рассматривается как 1) фактор социальной интеграции (М. Хальбвакс), система координат коллективного само отождествления, 2) механизм межпоколенной связи, система трансляции представлений и опыта от поколения к поколению (П. Нора). Само понятие коллективной памяти предполагает прошлое, которое не только разделяется всеми, но также и совместно вспоминается, то есть «отмечается». В сообществе любого уровня, от семьи до нации, существует свой специфический смысловой континуум, разделяемый в той или иной мере всеми членами данного сообщества, тот набор общих мифов, принятых в качестве «адекватного» комплекса реакций на внешний мир или, в другой терминологии, «категорий очевидности». В этом смысле коллективная память в современной России за последние двадцать лет была разрушена, а общество дезинтегрировано. Более того, деструктивные процессы затронули и основание, на котором строится коллективная память, — коллективное бессознательное.

* Светлана Валерьевна Ольховикова — канд. филос. наук, доцент кафедры социологии и СТУ УГТУ-УПИ (г. Екатеринбург).

1 Кармадолое О. А. Социальная память и социализация // Социология. 2007. №2. С. 221-244.

О С. В. Ольховикова, 2008

Коллективное бессознательное в терминологии психоанализа К. Г. Юнга — исторический мост между инстинктом и сознанием, безликое психическое содержание, уходящее в глубокую древность. Носителями коллективного бессознательного являются архетипы -формообразующий элемент восприятия, праформа, первофеномен. В целом остается проблематичной научная дефиниция архетипа, поскольку он буквально не наблюдаем. Ближайшим аналогом, характеризующим архетип, может служить психическая энергия, предшествующая жизненным проявлениям личности. Все, что доступно нашему наблюдению и истолкованию, — это широкие вариации архетипических образов, обладающих своей собственной, «парадоксальной» логикой, способностью двигаться «по кривой смысла» (Голосовкер).

Архетипы проникают в коллективное бессознательное в виде архетипических образов, которые сознанием упорядочиваются, структурируются, наделяются содержанием и трансформируются в мифы. Безусловно, различные исторические слои мифотворчества абсолютно неравноценны, но при этом сохраняется важнейшее качество мифа — быть своеобразным индикатором творческого потенциала самосознания. Однако коллективное бессознательное в современной России больше не индуцирует мифы. Советские мифы безнадежно разрушены, дореволюционные мифы не позволяют реанимировать разрушенный механизм межпоколенной связи, современность асимволична. Постоянная фрагментация и случайность соседства разнородных символов и образов стала привычным рекламным трюком, задающим тон в социальных симпатиях россиян. Почему возникает дефицит целостных в своем смысловом качестве символов, почему так безуспешны поиски и попытки сформировать новую национальную идею, объединительную мифоподобную платформу, поощряющую творческое участие граждан в строительстве российского общества? Имея в виду очевидную двусторонность факторов, способных гарантировать успешность этого процесса («сверху» и «снизу»), причин также обнаруживаем две: 1) массы дезинтегрированы в силу утраты солидарной инерции советского образа жизни, в его приватных проявлениях по преимуществу, 2) власть асимволична, все еще вынуждена идти методом проб и ошибок, ища достаточно странные сочетания имперского и советского, российского и западного, религиозного и светского.

Современная российская политическая элита — это чиновники и «олигархи», которые в принципе, и как явление, не имеют устойчивых и долговременных символических форм. Не партия «подгоняет» под себя структуру власти, а власть «подгоняет» под себя партию. Дабы избежать во многом прозападных упреков в политическом строительстве, господствующая элита вынуждена предпринимать достаточно непредсказуемые попытки конструирования гражданско-политической среды.

Что касается дезинтегрированных, лишенных коллективной памяти масс, то, по мнению исследователей (О. А. Кармадонов), не все так беспросветно, как могло бы быть. Последние годы обозначили явный процесс полурефлекторной стихийной самоорганизации массового сознания. Стремление к символическому перекрытию исторических разломов общественного сознания, восстановлению единой ткани социальной памяти исследователи видят в том, что намечается некое единство мнений относительно приоритетных национальных праздников (в особенности Дня Победы, на который россияне возлагают сегодня «делегацию идентичности», вновь обретая в нем свое коллективное самосознание, общность судьбы и цели). Также отмечают, что кризисные моменты в истории России (революция, перестройка) воспринимаются большинством с сожалением, как периоды хаоса и нестабильности, вне зависимости от их идеологического содержания. Другими словами, мы наблюдаем тенденцию к восстановлению исторической преемственности, целостности социальной памяти российского народа, проявляющуюся на уровне инстинктов выживания вида.

Однако, и исследования это подтверждают, в целом сознание сохраняет размытость, дисперсность оценок, неструктурированность смыслов. В социальных представлениях относительно событий российской истории продолжает сохраняться неопределенность и дурная относительность. О дальнейшей архаизации массового сознания, в частности, говорит тот факт, что в оценках терминов «свой» и «чужой» доминирует этническая составляющая. Процесс архаизации реанимирует реликтовые оппозиции социальных отношений, более свойственные традиционному, доиндустриальному обществу.

Таким образом, социальная идентификация современного россиянина оказывается тесно связанной с проблемами восстановления коллективной памяти и исцеления коллективного бессознательного. Думается, что решающим публичным фактором выздоровления является сужение эмоционального диапазона публицистических оценок прошлого. Историческая память мифологична, но это должен быть позитивный миф, не перечеркивающий перспективы культурного самосознания народа России. Знание истории своей страны должно сближать, а не разделять. При этом возникает неизбежный сюжет публичного воспитания гражданской культуры, когда власть начинает с себя. Просветительские функции вузовской науки отнюдь не сводятся к ретрансляции властных стереотипов, идущих сверху. Общаясь по преимуществу с молодежной аудиторией, мы призваны культивировать личностное обращение к коллективным ресурсам культурной и социальной идентичности России.

И в особенности ярю это проявляется в преподавании бизнес-дисциплин. Российский менеджмент еще не приобрел качеств узнаваемой национальной модели (в отличие от американского, японского, шведского и т. д.), но иного пути, как стремиться к этому, у нас нет. Отечественная деловая, корпоративная, управленческая культура не может быть реформирована по указу — это предмет длительной воспитательной и образовательной деятельности, впрочем, возможной лишь при наличии хоть каких-то «островков» стабильности внешней среды организаций. В первую очередь это относится к предсказуемости «правил игры», не таких быстрых изменений норм, социально регулирующих деятельность людей в организациях, разумного нормативного минимализма.

Эта запись была опубликована - Пятница, Август 23rd, 2013 - 10:49 дп в рубрике Раздел первый: Вы можете оставить комментарий к этой записи через RSS 2.0. Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментирование запрещено.